Речь в прениях особый порядок

Сам М. имеет ряд серьезных хронических заболеваний (ИБЛ), соответствующие материалы были исследованы в судебном заседании, в настоящее время находится на пенсии. М. неоднократно лично обращался в медицинские подразделения следственного изолятора с жалобами на состояние здоровья, однако, надлежащего медицинского ухода не получал, в связи с этим предполагаю, что состояние его здоровья за время нахождения под стражей сильно ухудшилось.

Прежде всего хотелось бы указать, что с момента своего задержания в ноябре 2018 г. подсудимый в своих допросах никогда не отрицал свою роль в инкриминируемых ему деяниях, позже дал полностью признательные показания, которые нашли свое подтверждение на очных ставках с обвиняемыми П., Г., которые позволили наряду с другими собранными по делу доказательствами, оценить роль и степень участия каждого обвиняемого в инкриминируемом преступлении.

М. обвиняется в том, что действуя группой лиц по предварительному сговору, совместно с П., Г., а также с иными неустановленными лицами, совершил покушение на мошенничество в отношении потерпевшего Л. При расследовании уголовного дела установлено, что до обстоятельств участия М. в инкриминируемых ему действиях, потерпевшим Л. обвиняемым Г., П. и другим лицам были переданы денежные средства в размере 800 000 евро. При этом М. на тот момент времени даже еще не был знаком с потерпевшим. Данные обстоятельства безусловно установлены органами следствия на основании показаний потерпевшего, П., Г., других лиц, и квалифицированы по статье 291 УК РФ.

  • Приказом Начальника Управления КГБ СССР по г. Москве и Московской области за успешное выполнение задания по обеспечению государственной безопасности объявлена благодарность 6 декабря 1988 года.
  • Приказом Председателя КГБ СССР «За добросовестное исполнение служебного долга по обеспечению ХП Всемирного фестиваля молодежи и студентов в г. Москве» объявлена благодарность 14 августа 1989 года.
  • В соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР от 28 января 20__ года награжден юбилейной медалью «70 лет вооруженных сил СССР».
  • Поощрен медалью «За безупречную службу Ш степени» Приказом КГБ СССР № 032 от 12 декабря 20__ года.
  • Поощрен медалью «В память 850-летия Москвы» – Указом Президента России от 26 февраля 20__ года.
  • Поощрен медалью «За отличие в военной службе П степени» приказом ФСБ России № 450 от 11 декабря 20__ года.
  • Поощрен медалью «За отличие в воинской службе П степени» – от имени Президента РФ приказом ФСБ России №486 от 11 декабря 20__ года.

При этом, несмотря на одинаковый с М. статус (бывший сотрудник органов ФСБ, полковник), несмотря на значительность суммы денежных средств, послуживших объектом посягательства, обвиняемым П. и Г., С. и И. была избрана мера пресечения в виде домашнего ареста, и до настоящего времени они находятся под действием данной меры пресечения.

Образец выступлений в прениях по уголовному делу по ч

При назначении наказания Прошу суд учесть, что мой подзащитный вину в совершении данного преступления признал в полном объёме, в содеянном раскаялся, активно способствовал раскрытию и расследованию данного преступления на стадии предварительного расследования в форме дознания; избрал особый порядок судебного рассмотрения, осознал всю тяжесть содеянного и сожалеет об этом.

М………. характеризуется только с положительной стороны, а именно: по месту постоянного места работы, по месту регистрации, имеет постоянное место жительство, на учёте у врача нарколога и психиатра не состоит; не судим, ранее к административной и уголовной ответственности не привлекался, в ведении антиобщественного и антисоциального образа жизни со стороны правоохранительных органов замечен не был; женат, на иждивении имеется малолетняя дочь К……, года рождения; ухаживает за своей матерью И………. и помогает ей по хозяйству – так как она разведена с его отцом; не курит и не злоупотребляет спиртными напитками; активно занимается спортом в области тяжёлой атлетики и т.д.

Образец прений по уголовному делу в случае признании подзащитным вины

ФИО1 совершил преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 228 УК РФ. Данное преступление относится к категории преступлений небольшой тяжести. Вину в совершенном преступлении ФИО1 признал, в содеянном раскаялся. ФИО1 судимостей не имеет, ранее к уголовной ответственности не привлекался, преступление совершил впервые.

Согласно ответу на запрос главному врачу Республиканского психоневрологического диспансера (л.д. 58) на учете не значится. Согласно справки-характеристики от УУП ОУУП и ПДН УМВД России по г. Кызылу капитана полиции Манчик В.Н. (л.д. 60) ФИО1 по месту жительства характеризуется с положительной стороны, на момент проверки от соседей и родственников жалоб и заявлений в отношении ФИО1 не поступало. В нарушении общественного порядка и злоупотреблении спиртных напитков не замечен. К административной ответственности не привлекался. В специальный приемник распределитель Управления МВД РФ по г. Кызылу не поступал. На учете в УПП № 5 УМВД России по г. Кызылу не состоит.

При рассмотрении дела по особому порядку кассационные обжалования принятых судебных решений не могут быть применены. Это может означать, что если какая-то сторона считает, что были применены не те правовые акты при вынесении приговора, или они были применены не правомочно к конкретному преступлению, то подавать кассацию бессмысленно – жалоба не будет рассмотрена. И отменить приговор уже будет никак невозможно.

Однако в том виде, в котором данный институт применяется сейчас, он, на мой взгляд, существовать не должен. Инициатива Верховного Суда РФ, выраженная в Постановлении Пленума от 11 апреля 2019 г. № 8 о внесении законопроекта изменений в ст. 314 и 316 УПК РФ, полагаю, лишена смысла, поскольку не способствует достижению цели повышения процессуальных гарантий прав личности при уголовном преследовании. Так, предлагаемое исключение тяжких преступлений из возможных для применения особого порядка обосновывается решением задачи соблюдения права на защиту: с одной стороны – личности, с другой – общества. Но эта цель едина, если воспринимать ее как защиту от произвола правоохранителя.

Кызылу не поступал. На учете в УПП № 5 УМВД России по г. Кызылу не состоит. Согласно служебной характеристики, приобщенной к материалам уголовного дела за время прохождения службы ФИО1 зарекомендовал себя с положительной стороны. При таких обстоятельствах полагаю, что исправление ФИО1 возможно путем назначения наказания, предусмотренного ст.

Соответственно закон предусматривает всего две возможности заявить указанное ходатайство, при этом следует учитывать, что предварительное слушание проводится не всегда, а соответственно наиболее распространенный момент для заявления указанного ходатайства, это момент окончания ознакомления с материалами уголовного дела.

Уважаемое следствие добротно поработало над настоящим уголовным делом!Согласно ч. 1 ст. 62 УК РФ при наличии смягчающих обстоятельств, предусмотренных пунктами «и» и (или) «к» части первой статьи 61 УК РФ, и отсутствии отягчающих обстоятельств срок или размер наказания не могут превышать двух третей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК. В соответствии с ч. 1 ст.

Мы уже определились, что выступление в прениях – это исключительно творческий процесс, а любое творчество очень тяжело поддается какому-либо упорядочиванию, а тем более регламентации. Это означает, что со временем каждый адвокат вырабатывает свои принципы подготовки и выступления в прениях, и далеко не у всех они будут совпадать, а у некоторых даже диаметрально отличаться. У кого-то с учетом его личностных характеристик работают одни приемы, у кого-то другие. Поэтому предлагаю сразу договориться, что это не обязательные каноны выступления и не следует оценивать их в качестве таковых. Те рекомендации, о которых пойдет речь ниже, являются принципами работы в прениях сторон конкретного адвоката – Гривцова А.А., и не факт, что все из них вы найдете для себя абсолютно применимыми. Как обычно, буду рад откликам, обсуждениям и рекомендациям от других коллег.
Рекомендация № 1. Выступление в прениях сторон не может быть спонтанным, а всегда должно являться подготовленным и продуманным. В моем случае подготовка заключается в написании полного текста выступления, обычно состоящего из следующих блоков:
1. Вступительная часть.
Вступительная часть носит краткий характер, выражается в изложении в нескольких предложениях существа дела, а также благодарности всем участникам процесса за совместно проделанную работу по исследованию его обстоятельств. В моем случае слова благодарности не являются обычной формальностью, а выражают отношение уважения к каждому из участников, вне зависимости от моего согласия или не согласия с избранной им процессуальной позицией. Я всегда благодарю всех участников процесса и всегда делаю это искренне. На мой взгляд, это настраивает и меня, и слушателей на необходимую волну взаимоуважения, показывая, что, если мы о чем-то спорим и с чем-то не соглашаемся, это не повод переводить наши процессуальные взаимоотношения в личные. Мне кажется, работает. Но не факт, что сработает у всех и всегда. Зачастую вступление начинается с эпиграфа: цитаты, стихотворного отрывка, яркого образа, которые в эмоциональной, но корректной форме показывают отношение защитника к обстоятельствам уголовного дела, существу данного дела, настраивая при этом слушателя на нужный лад и задавая тон всему выступлению.
2. Оценка процессуальных нарушений по делу и вопроса недопустимости отдельных доказательств.
Данный блок содержится в выступление далеко не всегда. В случаях, когда вы не усматриваете процессуальных нарушений и оснований для признания доказательств недопустимыми (а такое бывает нередко), вы на это не ссылаетесь. Также вы не приводите данные аргументы в суде присяжных (это запрещено законом), и в тех случаях, когда вы абсолютно уверены, что какой-то из них следует придержать для разбирательства в последующих судебных инстанциях с учетом тактики ведения конкретного уголовного дела. Естественно, подробно разобрать данный блок в настоящей статье и привести случаи наиболее типичных процессуальных нарушений, допускаемых по уголовным делам, не представляется возможным, поскольку они настолько разнообразны, что подобному разбору можно посвятить не одну книгу. Оговорюсь лишь, что, как правило, какие-то процессуальные нарушения я обозначаю в письменном виде путем заявления ходатайств уже на стадии расследования уголовного дела, какие-то оставляю на стадию ознакомления с материалами уголовного дела, ставя вопрос о возвращении дела следователю, какие-то – на стадию предварительного слушания, ставя вопрос о возвращении дела прокурору, а какие-то придерживаю вплоть до прений сторон. Это вопрос тактики защиты, и он также всегда индивидуален и зависит от множества факторов. В большинстве ситуаций я составляю и выверяю отдельную часть данного блока, которая может копироваться из заявлявшихся ранее ходатайств, если они, конечно, не были удовлетворены, и обозначенные нарушения не устранялись.
3. Анализ всех имеющихся доказательств с точки зрения их достаточности и достоверности. Собственные выводы по оценке этих доказательств в совокупности.
Данный блок, как правило, является самым обширным. Самым простым способом начала построения логической цепочки при позиции подсудимого о невиновности и оценке доказательств является работа от обратного, то есть выражение согласия с теми доказательствами или фактами, на которые ссылается сторона обвинения, но которые, на самом деле, не свидетельствуют о виновности подсудимого. В большинстве случаев при таком подходе выясняется, что в реальности спор обвинения и защиты строится вокруг вопроса о достаточности или достоверности одного-двух-трех доказательств. При этом для того, чтобы качественно защищаться от выдвинутых обвинений и делать выводы о том, почему они не состоятельны, прежде всего необходимо разложить это обвинение на молекулы, определить, в чем именно, по версии противоположной стороны, выражается состав преступления и чем это подтверждается. Лично мне в этом помогает подготовка справки о доказательствах со стороны обвинения, в которую я вношу краткое изложение своими словами содержания постановления о привлечении в качестве обвиняемого, а также краткое содержание всех имеющихся доказательств. На этом этапе в большинстве случаев и выявляются все «дыры» обвинения.
После того, как вы обозначите, вокруг каких доказательств идет спор между сторонами, вы должны будете сконцентрироваться на опровержении (с точки зрения достоверности, достаточности или отсутствия влияния на наличие состава преступления по иным моментам) именно этих доказательств. При этом я всегда в своем выступлении стараюсь анализировать и опровергать каждое, даже самое сильное доказательство обвинения. Защитник не должен бояться каких-либо доказательств, прятаться от них, поскольку умолчание однозначно будет трактоваться, как слабость позиции. Давая оценку доказательствам с точки зрения их достоверности и достаточности, я рекомендую оценивать и те доказательства, которые ранее просил признать недопустимыми с соответствующей оговоркой. Это связано с тем, что решение о признании доказательств недопустимыми принимает суд и далеко не всегда (а на практике с учетом нынешнего обвинительного подхода судей практически никогда) он согласится с вашими доводами о допущенных нарушениях.
Ссылки на письменные доказательства приводятся с указанием на лист и том дела, в котором соответствующий документ находится, а в отношении показаний свидетелей указывается дата допроса данного свидетеля в судебном заседании.
После разбора доказательств в этом же блоке следуют итоговые выводы, которые в зависимости от обстоятельств могут заключаться в недостаточности доказательств, отсутствии события или состава преступления, непричастности к деянию. При этом в некоторых случаях целесообразно (а в суде присяжных, на мой взгляд, крайне желательно) предложить слушателям собственную версию исследуемых по делу событий, выстроив ее из исследованных доказательств.
Во многом при подготовке данного блока я пользуюсь заготовками – ходатайствами, которые в зависимости от тактики заявлялись мною на предыдущих стадиях судебного разбирательства, например, при ознакомлении с материалами уголовного дела. Естественно, данные ходатайства (если они, конечно, заявлялись), перерабатываются, дополняются или сокращаются под текст выступления уже с учетом результатов судебного следствия.
4. Данные о личности подсудимого.
В данном блоке приводятся данные о личности подсудимого, оценке наличия смягчающих и отягчающих обстоятельств, иных обстоятельств, имеющих значение для формирования позиции суда по вопросу вынесения итогового судебного решения и возможного назначения наказания. Данный блок я включаю в свои выступления вне зависимости от того, на какое итоговое решение планирую ориентировать суд, поскольку не могу знать, согласится ли председательствующий с моими доводами о невиновности подсудимого, но точно знаю, что при назначении наказания он обязан учесть все данные о личности. То есть, если какие-то данные не будут учтены, но я при этом на них сошлюсь в своем выступлении, мною будет получен дополнительный аргумент для возможного апелляционного обжалования. Как и в случае с иными доказательствами ссылки на данные о личности подсудимого, смягчающие и иные значимые обстоятельства приводятся с указанием на конкретный лист и том дела, в котором соответствующий документ содержится.
Следует отметить, что в ситуациях признания подсудимым своей вины и отсутствия убежденности в самооговоре подробный анализ доказательств с точки зрения их достаточности и достоверности не требуется.
5. Заключение.
Заключение при выступлении в прениях в моем случае всегда содержит просительную часть, то есть конкретные просьбы к суду, касающиеся содержания формулировок решений по вопросам, указанным в пунктах 1 — 6 части первой статьи 299 УПК РФ. При этом данная часть, как и вступление, является более эмоциональной, выражает отношение защитника к уголовному делу, личности подсудимого, значению решения, о котором просит адвокат для формирования юридической практики, будущего подзащитного или его семьи, иным моментам, которые могут повлиять на оценку председательствующим и слушателями обстоятельств дела. В данном случае, как и при вступлении, допускается использование каких-либо цитат, стихотворных отрывков, образов, которые достаточно эмоционально, но в корректной форме выразят отношение защитника к рассматриваемой ситуации.

Вас может заинтересовать ::  Инструкция косгу 2021 мониторинг охранно-пожарной сигнализации

При этом далеко не всегда даже очень качественное выступление адвоката в прениях может покачнуть чашу весов в пользу стороны защиты. Скорее наоборот, такое случается достаточно редко. В большинстве случаев к моменту начала прений сторон позиция суда (в том числе и присяжных заседателей, если они рассматривают дело) уже сформирована на основании тех доказательств и доводов, которые защитник и обвинитель приводили на протяжении всего процесса. То есть залогом успеха по уголовному делу (естественно, читатели понимают, что успехом в зависимости от конкретной ситуации может признаваться не только полное оправдание), как правило, является вдумчивая и планомерная работа, начиная с момента возбуждении дела и заканчивая завершением судебного следствия. Вместе с тем, вряд ли можно поспорить, что именно блестящее, логичное и запоминающееся выступление защитника в прениях должно подводить итог всей проделанной адвокатом работе, направленной на достижение желаемого результата. В конце концов, умение публично выступать, логично и убедительно выстраивать собственные доводы, склонять слушателя на свою сторону – это «витрина» адвоката, то качество, без которого он вряд ли в полной мере сможет претендовать на звание мастера.

Рекомендация № 4. При выступлении не только обвинителя, но и всех остальных участников процесса адвокат ни в коем случае не должен отвлекаться, ему следует внимательно слушать и фиксировать наиболее значимые тезисы для того, чтобы опровергнуть их в своем выступлении в прениях или реплике или наоборот, постараться не коснуться или затронуть их под другим углом (если речь идет о доводе другого защитника), не допустив повтора.

Рекомендация № 2. Подготовленное письменное выступление облекается в предлагаемые защитником формулировки решений по вопросам, указанным в пунктах 1-6 части первой статьи 299 УПК РФ, и передается суду по окончании выступления. Это будет гарантией того, что все доводы, которые вы приводите суду, точно окажутся в материалах уголовного дела, и затем никто не сможет утверждать, что они защитником не приводились. Кроме того, в таком случае в протоколе судебного заседания (если при этом вы передадите секретарю текст своего выступления на электронном носителе) ваша речь не будет существенно сокращена или видоизменена.
Вместе с тем в ходе прений желательно не читать подготовленный текст (за исключением случаев наличия незначительного опыта публичных выступлений), а выступать от себя, поскольку подобное выступление воспринимается слушателями гораздо лучше. Для того, чтобы не сбиться и не забыть, о чем говорить, я выписываю для себя основные тезисы выступления в виде его структуры и в дальнейшем руководствуюсь данной структурой. Это удобно еще и потому, что в прениях защитник выступает после обвинителя, а, значит, может на основании выступления последнего внести какие-то значимые изменения в собственную речь. Кроме того, желательно, как минимум, несколько раз произнести собственное выступление перед кем-то из близких, а еще лучше записать его на диктофон и затем прослушать для анализа и возможной доработки.

Вас может заинтересовать ::  Как описывают имущество судебные приставы прописанного человека но не хозяина

На законодательном уровне прения сторон по уголовным делам регламентированы достаточно скудно, что, по всей видимости, связано с тем, что законодатель понимал исключительно творческий характер данной работы.
Порядок проведения прений сторон определен в ст. 292 УПК РФ. В ней говорится, что прения сторон состоят из выступлений обвинителя и защитника. Кроме того, в прениях могут участвовать потерпевший и его представитель. Гражданский истец, гражданский ответчик, их представители, подсудимый вправе ходатайствовать об участии в прениях сторон. Практика идет по пути того, что, если подсудимый изъявляет свое желание принять участие в прениях сторон, то такое право ему судом предоставляется. Во всяком случае, с иным порядком мне сталкиваться не доводилось.
Последовательность выступлений в прениях устанавливается судом. При этом первым во всех случаях выступает обвинитель, а последними − подсудимый и его защитник. Гражданский ответчик и его представитель выступают в прениях сторон после гражданского истца и его представителя. Как мы видим, выбор последовательности выступлений нескольких защитников законодатель относит к компетенции председательствующего по делу. Практика в данном случае разнится. Я сталкивался со случаями, когда председательствующий предлагает защитникам самим определиться, кто из них в какой последовательности будет выступать, и когда он по собственному усмотрению определяет последовательность, ставя защитников перед фактом. Безусловно, возможность для защитников самостоятельно определять последовательность выступлений несколько облегчает процесс подготовки, поскольку наличие договоренности между адвокатами, работающими на одной стороне, о содержании выступлений (а к такой договоренности необходимо стремиться) позволит избежать ненужных повторов и сделать выступление каждого из защитников ярким и интересным для слушателя. Вместе с тем, в любом случае необходимо быть готовым к принудительному назначению вас в качестве выступающего вне зависимости от желаемой вами последовательности. Естественно, на практике лучше выяснить у председательствующего то, какой порядок он выберет, при подготовке к прениям.
Законодателем установлен прямой запрет на ссылку в прениях сторон на доказательства, которые в ходе судебного разбирательства не исследовались, и доказательства, которые признаны судом недопустимыми. Вместе с тем ничто (за исключением выступления перед присяжными заседателями) не запрещает защитнику затрагивать вопрос оценки того или иного доказательства с точки зрения допустимости, а также вопросы оценки процессуальных нарушений, допущенных на предыдущих стадиях уголовного процесса.
Продолжительность выступлений в прениях не может быть ограничена. Однако председательствующий вправе останавливать участвующих в прениях лиц, если они в своих выступлениях затрагивают обстоятельства, не имеющие отношения к рассматриваемому уголовному делу, а также доказательства, признанные недопустимыми. Защитник должен быть готов к тому, что при разбирательстве с участием присяжных заседателей председательствующий может реализовывать данные полномочия весьма часто и далеко не всегда оправданно, а в некоторых случаях может (со ссылкой на ст. 258 УПК РФ) удалять защитника из зала судебного заседания, фактически лишая его возможности выступить в прениях. В судебных разбирательствах без участия присяжных подобные ситуации остановок, замечаний, а тем более удаления из зала судебного заседания встречаются гораздо реже.
После произнесения речей всеми участниками прений сторон каждый из них может выступить еще один раз с репликой. Право последней реплики принадлежит подсудимому или его защитнику. Мне доводилось сталкиваться с судьями, которые трактовали данную норму так, что если обвинитель отказывался от реализации права на реплику, то и защитнику выступать с репликами не разрешалось. Впрочем, подобная трактовка закона носила единичный характер и вряд ли ее можно признать правильной.
По окончании прений сторон, но до удаления суда в совещательную комнату защитник вправе представить суду в письменном виде предлагаемые им формулировки решений по вопросам, указанным в пунктах 1 — 6 части первой статьи 299 УПК РФ (вопросы, разрешаемые судом при постановлении приговора). Предлагаемые формулировки не имеют для суда обязательной силы.

Я уверен, что нельзя приговорить моего подзащитного к реальному сроку лишения свободы даже в случае вынесения обвинительного приговора по делу, потому что цели наказания уже достигнуты, в изоляторе временного содержания и пребывания в СИЗО хватило. Избрание меры наказания связанного с лишением свободы приведет лишь к тому, что испортится психика моего доверителя. Он озлобится, на несправедливость по отношению к нему и потеряет те положительные качества, которых так не хватает современному обществу.

Экспертиза проведенная в рамках дела в отношении потерпевшей должна была повлечь назначение дополнительной или повторной экспертизы, поскольку она вызывает сомнение относительно своей полноты и объективности. Необходимо обратить внимание, что из текста заключения не следует когда и в какой промежуток времени она проведена, не ясен ход ее проведения. В результате эксперты приходят к неоднозначному ответу, который ставит сомнение в их компетентности и дает неоднозначность понимания для дела важных обстоятельств: «по уровню психического развития и осведомленности в вопросах взаимоотношений полов, он могла понимать характер и значение совершаемых с ней действий». Согласно правилам русского языка и толкованию значения слова «он» (толковый словарь Ожегова) данное слово является местоимением мужского рода. А, следовательно, не ясно становится из ответа отнесено ли слово «он» экспертами к подэкспертной, которая является представителем женского пола. Произошла опечатка либо эксперты имели в ввиду иное лицо при ответе на вопрос.

Вас может заинтересовать ::  Бесплатный проезд на электричке для пенсионеров московской области в 2021 году как получить

Кроме того, проведенной экспертизой выявлено, что у моего доверителя во время вменяемых ему преступлений и в настоящее время обнаруживаются признаки органического психического непсихоттического расстройства в связи со смешанными заболеваниями (шифр по МКБ-10: F06.828), кроме того доверитель имеет не снятый диагноз – резидуально цереброорганическая недостаточность полигенной этиологии, церебрастическим синдромом состоянии неустойчиво компенсации.

По делу должна была быть проведена почерковедческая экспертиза на предмет определения подписи моего Доверителя. Судом должно быть учтено, что к подсудимому в ходе дачи объяснений и следствия применялись незаконные методы ведения следствия — его избивали сотрудники правоохранительных органов, он жаловался на то обстоятельство, что ему отбили почки, в результате чего ему были причинены телесные повреждения, что подтверждается медицинскими справками, запрошенными в скорую помощь. В связи с чем, по данным обстоятельствам необходимо вызвать оперативных работников и выяснить у них с какой целью применялась сила в ходе разбирательства случившегося.
Считаю, что сотрудники полиции своими действиями совершила преступление предусмотренное ч. 3 ст. 286 УК РФ: «Совершение должностным лицом действий, явно выходящих за пределы его полномочий и повлекших существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства».

Кроме не проведения экспертизы по делу о необходимости которой указывается выше в настоящей позиции по делу — не истребована информация из социальной сети «В контакте» и «Одноклассники». В материалах дела в качестве доказательства обвинения имеется фотографические изображения эротического содержания, на которых изображена потерпевшая. Следствие вменяет моему подзащитному, что именно с его компьютера данные были опубликованы в социальной сети «Одноклассники» и В контакте». Также данный факт утверждает сама потерпевшая, считаю, что в рамках расследования по делу было бы необходимым запросить информацию о том, с какого IP-адреса или аккаунта в социальной сети «Одноклассники», «В контакте» появилась страничка «Виктория» и с привязкой к какому номеру мобильного телефона была создана данная страничка.

Прения адвоката по уголовному делу при особом порядке

Когда заявлять об упрощенном рассмотрении уголовного дела? Ходатайство о проведении дела в особом порядке можно заявить лишь в момент ознакомления с материалами уголовного дела у следователя или в суде на предварительном судебном заседании, если таковое назначено. В ходе самого суда, на более поздней или ранней стадии процесса ходатайство удовлетворено не будет.

«Особый порядок» это специфичное производство по рассмотрению уголовных дел в судах, заключающееся в особенных правоотношениях и действиях субъектов уголовного процесса при генеральной и руководящей роли председательствующего судьи, которая заключается в исследовании и определении наличия либо отсутствия поводов и оснований, допускающих проведение судебного процесса в отношении конкретного лица по сокращенной и более простой процедуре вынесения приговора.

Закончилось судебное следствие по уголовному делу в отношении Игоря Владимировича Матвеева, который обвиняется в совершении преступлений, предусмотренных пунктами «а и «б ч.3 ст.286 УК РФ, и по двум эпизодам, предусмотренным ч.3 ст.159 УК РФ. Судебное следствие, действительно, закончилось, но, на мой взгляд, вопросы, на которые в ходе судебного следствия суд должен был получить ответы, остались.

Я полностью (или частично) согласен с предъявленным мне обвинением. Свою вину в содеянном признаю и готов понести наказание, которое мне назначит суд. Тем не менее я прошу о снисхождении, потому что (указать причины такой просьбы, например жена и маленькие дети, престарелые родители, нуждающиеся в уходе).

Какова степень виновности, а в связи с этим и какова мера наказания может быть для него справедливой в глазах государства? Вам, Ваша честь, предстоит определить, какого же наказания заслуживает сидящий на скамье подсудимых Иванов Павел Сергеевич. Адвокат, выступающий в прениях, произносит речь, на­зываемую защитительной. Это вид судебной речи. Судебная же речь — это публичное выступление, которое представ­ляет собой изложение выводов оратора по конкретному делу и его возражения оппоненту. Она адресуется определенной аудитории: суду, другим участникам процесса и всем при­сутствующим в зале судебного заседания, формирует внут­реннее убеждение судей, помогает им глубже разобраться во всех обстоятельствах дела, всесторонне, полно и объек­тивно исследовать эти обстоятельства, установить истину по делу и принять правильное решение.

Не случайно, что Верховным Судом РФ в этом году внесен проект федерального закона «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации», которым предусматривается в суде апелляционной инстанции исключить исследование доказательств, содержащихся в материалах уголовного дела, и проведение по его результатам прений сторон. Статьей 293 УПК РФ право на последнее слово предоставлено только подсудимому.

Судьи апелляционных инстанций используют испытанный в прежней кассации метод ускорения выступлений не от хорошей жизни. Когда в коридоре перед залом судебного заседания выстроилась вереница из адвокатов, которых необходимо выслушать и принять решения в установленные жесткие сроки, так и хочется включить повышенную скорость рассмотрения. Тем более, когда нет намерения изменять или отменять вынесенный судебный акт.

Выступление защитника в прениях в суде апелляционной инстанции, так же, как и в суде первой инстанции, не может быть ограничено по времени, поскольку в соответствии с ч. 1 ст. 389.13 УПК РФ: «Производство по уголовному делу в суде апелляционной инстанции осуществляется в порядке, установленном главами 35–39 настоящего Кодекса, с изъятиями, предусмотренными настоящей главой».

Кроме этого, постановление Пленума Верховного Суда РФ от 31 мая 2007 г. № 27 «О практике рассмотрения судами дел об оспаривании решений квалификационных коллегий судей о привлечении судей судов общей юрисдикции к дисциплинарной ответственности» предписывает судьям при исполнении полномочий по отправлению правосудия соблюдать культуру поведения в процессе, не допускать резкого или грубого обращения судьи с участниками процесса, судье следует избирать вежливый и спокойный тон ведения судебного процесса, быть сдержанным, тактичным, с уважением, пониманием и терпением относиться к участникам судебного разбирательства и иным лицам, присутствующим в судебном заседании (п. 10). Там же предписано обратить внимание судей на необходимость соблюдения установленных законом гарантий равенства прав участников судебного процесса (п. 11).

Действительно, прения сторон – это одна из важных частей судебного разбирательства. Ограничение права на судебные прения есть нарушение права на защиту, что неоднократно признавалось Верховным Судом РФ существенным нарушением уголовно-процессуального закона.

Прения в суде: зачем нужно готовиться к прениям, нужен ли текст прений, что говорить в прениях

Прения в суде — это самостоятельная часть судебного процесса, в которой участник процесса объясняет и обосновывает свою позицию, дает анализ доказательств, доносит до суда свое мнение, тем самым помогая суду, либо опровергает доводы противоположной стороны.

Это достаточное важная часть суда, поскольку в ней вы можете наиболее подробно и четко изложить свою версию дела, дать подробные объяснения своего мнения. Поэтому и готовиться к прениям нужно обязательно!
Стоит поискать схожую судебную практику, чтобы подкреплять свое мнение мнениями судов по подобным вашему делу вопросу. Для того, чтобы ваша речь была убедительной и весомой — запишите тезисы, основные моменты, а еще лучше — весь текст прений на бумагу. Это позволит вам правильно, по существу и понятно изложить свою позицию в суде.
Все мы готовились к докладам в школе, все писали конспекты, изложения — здесь то же самое. Вы помогаете сами себе. Более того, вы будете выглядеть убедительней, когда суд увидит, что вы тоже готовились к этому делу ответственно и с уважением к суду.

Первым всегда выступает истец (его представитель), затем ответчик (его представитель). От выступления в прениях можно и отказаться, но гос.служащие сделать этого не могут. Их выступления в прениях являются обязательными. Прерывать и задавать вопросы противоположная сторона не имеет права, пока вы выступаете, прервать вас может только суд. Не участвуют в прениях свидетели, эксперты и специалисты. Так же нельзя ссылаться на доказательства и обстоятельства, которые не были представлены суду.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector