Гжс вдовам чернобыльцев судебная практика

Право инвалидов вследствие чернобыльской катастрофы, нуждающихся в улучшении жилищных условий, на одноразовое бесплатное обеспечение благоустроенной жилой площадью в течение трех месяцев со дня подачи заявления, а также одноразовое бесплатное обеспечение дополнительной жилой площадью в виде отдельной комнаты было предусмотрено пунктом 3 части первой статьи 14 Закона от 15 мая 1991 г. N 1244-1 (в редакции Федерального закона от 24 ноября 1995 г. N 179-ФЗ).

Решение Верховного Суда РФ от 24 октября 2013 г. N АКПИ13-809

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению Ахмедова Г.А. о признании недействующими пункта 11, подпункта «г» пункта 19, подпункта «е» пункта 44 Правил выпуска и реализации государственных жилищных сертификатов в рамках реализации подпрограммы «Выполнение государственных обязательств по обеспечению жильем категорий граждан, установленных федеральным законодательством» федеральной целевой программы «Жилище» на 2011-2015 годы, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 21 марта 2006 г. N 153, установил:

Представитель Минрегиона России Белов А.В. возражал против удовлетворения заявленных требований, ссылаясь на то, что Правила утверждены высшим исполнительным органом государственной власти Российской Федерации в пределах его компетенции, оспариваемые нормативные положения не противоречат действующему федеральному законодательству и не лишают граждан, указанных в частях 1 и 2 статьи 13 Закона от 15 мая 1991 г. N 1244-1, права на дополнительную площадь. Предоставление дополнительной площади таким гражданам осуществляется при наличии соответствующего права и его документальном подтверждении.

РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ КАЛИНИНГРАДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД Судья: Паршукова Н.В. Дело №33-2569/2018 АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ 05 июня 2018 года г. Калининград Судебная коллегия по гражданским делам Калининградского областного суда в составе: председательствующего: Крамаренко О.А., судей: Никифоровой Ю.С., Чашиной Е.В., при секретаре: Кондратьевой К.И., рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по апелляционной жалобе Яковлевой Нелли Лукиничны на решение Ленинградского районного суда г. Калининграда от 05 марта 2018 года, которым Яковлевой Нелли Лукиничне было отказано в удовлетворении исковых требований к Министерству социальной политики Калининградской области о признании права на получение удостоверения вдовы участника ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС, понуждении выдать удостоверение. Заслушав доклад судьи Чашиной Е.В., объяснения истца Яковлевой Н.Л. и ее представителя Мишагиной С.А., подержавших доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия УСТАНОВИЛА: Яковлева Н.Л. обратилась в суд с исковым заявлением к Министерству социальной политики Калининградской области о признании права на получение удостоверения вдовы участника ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС, понуждении выдать удостоверение, указав в обоснование заявленных требований, что она является вдовой участника ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС — Х. , умершего 05 ноября 2011 года в г. Ташкенте Узбекской Республики. После переезда на постоянное место жительства в и получения гражданства в мае 2017 года, она обратилась к ответчику по вопросу выдачи удостоверения вдовы участника ликвидации катастрофы, но получила отказ со ссылкой на то, что ее умерший супруг гражданином Российской Федерации не являлся. Полагала такой отказ незаконным, поскольку положения Закона РФ от 15 мая 1991 года №1244-1 «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС» гарантируют меры социальной поддержки, предусмотренные данным законом, для граждан, пострадавших от катастрофы на Чернобыльской АЭС, переселившихся из других государств на территорию Российской Федерации; каких-либо изъятий относительно гражданства «ликвидаторов» на момент их смерти закон не содержит. В этой связи просила признать за ней право на получение соответствующего удостоверения вдовы участника ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС в 1987 году; обязать ответчика выдать указанное удостоверение. Рассмотрев дело, суд вынес изложенное выше решение. В апелляционной жалобе и в дополнении к ней Яковлева Н.Л. просит решение отменить и принять по делу новое решение об удовлетворении заявленных исковых требований, указывает, что она, как вдова ликвидатора последствий аварии на Чернобыльской АЭС, имеет право на получение соответствующего удостоверения установленного образца; законом в качестве обязательного не установлено требование о наличии у умершего супруга гражданства Российской Федерации; в перечне документов, которые она должна предоставить для получения удостоверения, такого пункта как паспорт гражданина Российской Федерации умершего супруга, нет; отсутствие у умершего супруга советского или российского удостоверения не является основанием для отказа в выдаче удостоверения, поскольку могут быть предоставлены документы, подтверждающие выполнение работ в зоне отчуждения, такие документы истцом представлены и имеются в материалах дела; продолжает настаивать на том, что главным и основным фактором для выдачи удостоверения является сам статус умершего супруга – как участника ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС; Верховный Суд Российской Федерации в своих решениях многократно указывал, что вдова умершего ликвидатора, имеющая удостоверение «союзного» образца», для оформления и получения удостоверения на свое имя не обязана вновь подтверждать свой правовой статус. В судебное заседание представитель ответчика Министерства социальной политики Калининградской области, представитель третьего лица Главного управления МЧС России по Калининградской области, не явились, о месте и времени рассмотрения дела извещены надлежащим образом. От представителя третьего лица Санжаревского Д.С. поступило ходатайство о рассмотрении апелляционной жалобы без участия представителя управления. С учетом положений статьи 167 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее ГПК РФ) судебная коллегия считает возможным рассмотреть дело в отсутствие не явившихся лиц. Проверив материалы дела в соответствии с требованиями части 1 статьи 327.1 ГПК РФ в пределах доводов апелляционной жалобы, судебная коллегия не находит оснований для отмены или изменения решения суда. Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в апелляционном порядке являются неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для дела; недоказанность установленных судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела; несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела; нарушение или неправильное применение норм материального права или норм процессуального права. Таких нарушений норм материального и процессуального права при рассмотрении настоящего дела судом первой инстанции допущено не было. Как установлено судом первой инстанции и следует из материалов дела, Яковлева Нелли Лукинична, ДД.ММ.ГГГГ рождения, является гражданином с 10 мая 2017 года, до этого времени постоянно проживала в г. Ташкенте и имела гражданство . Истец состояла в зарегистрированном браке с Х. с 26 января 1968 года. Супруг умер 05 ноября 2011 года. Он являлся участником ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС 1987-1988 годов, инвалидом группы, имел право на льготы и преимущества, установленные действующим законодательством Республики Узбекистан для лиц, принимавших участие в работах по ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС, что подтверждалось соответствующим удостоверением, выданным 23 февраля 2000 года. Яковлева Н.Л. обратилась в Министерство социальной политики Калининградской области с заявлением о выдаче ей удостоверения вдовы умершего участника ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС, однако 16 июня 2017 года и 11 августа 2017 года ей были направлены ответы, в которых сообщалось об отсутствии правовых оснований для выдачи такого удостоверения, поскольку ее супруг гражданином Российской Федерации не являлся и не имел удостоверения участника ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС российского образца. Полагая такое решение не основанным на нормах действующего законодательства, истец обратилась в суд. Вместе с тем, суд первой инстанции, отказывая Яковлевой Н.Л. в удовлетворении исковых требований, правомерно руководствовался положениями Закона РФ от 15 мая 1991 года №1244-1 «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС» и Приказа МЧС России №727, Минздравсоцразвития России №831, Минфина России №165н от 08 декабря 2006 года «Об утверждении Порядка и условий оформления и выдачи гражданам удостоверения участника ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС» и пришел к обоснованным выводам, что, поскольку супруг истца не пользовался льготами и компенсациями, предоставленными указанным Законом РФ от 15 мая 1991 года №1244-1, гражданином Российской Федерации не являлся, удостоверением российского образца не обеспечивался, то, соответственно, и Яковлева Н.Л. как его вдова права на данные льготы и компенсации не имеет, в связи с чем отсутствуют правовые основания для выдачи ей удостоверения вдовы умершего участника ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС. Судебная коллегия в полной мере соглашается с приведенными выводами суда первой инстанции и считает, что они основаны на надлежащей оценке доказательств по делу, сделаны в строгом соответствии с нормами материального права, регулирующего спорные правоотношения и при правильном установлении обстоятельств, имеющих значение для дела. При этом доводы апелляционной жалобы о том, что истец как вдова ликвидатора последствий аварии на Чернобыльской АЭС имеет право на получение соответствующего удостоверения установленного образца, равно как и о том, что законом в качестве обязательного не установлено требование о наличии у умершего супруга гражданства Российской Федерации, судом апелляционной инстанции отклоняются как основанные на ошибочном толковании норм действующего законодательства. Так, в Российской Федерации правовые отношения, связанные с чернобыльской катастрофой, регулируются Законом РФ от 15 мая 1991 года №1244-1 «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС», который устанавливает для граждан, оказавшихся в зоне влияния неблагоприятных факторов, возникших вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС 26 апреля 1986 года, либо принимавших участие в ликвидации последствий этой катастрофы, гарантии возмещения вреда, причиненного их здоровью и имуществу вследствие чернобыльской катастрофы, возмещения вреда за риск вследствие проживания и работы на территории, которая подверглась радиоактивному загрязнению, превышающему допустимые уровни в результате чернобыльской катастрофы, а также гарантии предоставления мер социальной поддержки. При этом согласно положениям ст. 3 и ст. 13 данного Закона он распространяет свое действие только на граждан Российской Федерации и устанавливает круг лиц, которых относит к категории подвергшихся воздействию радиации вследствие чернобыльской катастрофы. Однако сама Яковлева Н.Л. к перечисленным в этой статье 13 категориям граждан не относится, то есть самостоятельным правом на меры социальной защиты, установленные Законом РФ от 15 мая 1991 года №1244-1, не обладает. Вместе с тем, в статье 15 названного Закона указано, что некоторые меры социальной поддержки, предоставленные гражданам, подвергшимся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС, в частности предусмотренные пунктами 3 и 14 части первой статьи 14, пунктом 1 части 15 Закона, распространяются на семьи, в том числе на вдов (вдовцов) умерших участников ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС. Изложенное свидетельствует о том, что меры социальной поддержки, предоставляемые вдовам умерших участников ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС, являются производными от прав самих этих участников, то есть для их получения, необходимо, что умерший супруг сам имел право на получение тех льгот и компенсации, которые предусмотрены положениями Закона РФ от 15 мая 1991 года №1244-1 «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС». Между тем, умерший Х. при жизни мерами социальной поддержки, предусмотренными данным Законом, не пользовался, поскольку гражданином Российской Федерации не являлся, а проживал и был гражданином и пользовался льготами и преимуществами, которые были установлены для лиц, принимавших участие в работах по ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС, законодательством этой страны. То обстоятельство, что права вдов на меры социальной поддержки являются производными от прав самих участков ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС, подтверждается, в частности, положениями пункта 5 Приказа МЧС России №727, Минздравсоцразвития России №831, Минфина России №165н от 08 декабря 2006 года «Об утверждении Порядка и условий оформления и выдачи гражданам удостоверения участника ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС», согласно которым вдовам (вдовцам) умершего участника ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС, удостоверение выдается на имя умершего участника ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС; при оформлении удостоверения в нем указывается фамилия, имя, отчество умершего участника ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС. Фотография в бланк удостоверения не вклеивается, а на ее месте делается надпись черными чернилами «Посмертно» и заверяется гербовой печатью уполномоченного органа. Кроме того, одним из документов, который необходимо предоставить вдовам для получения удостоверения, является удостоверение умершего гражданина, выданное ранее либо в соответствии с настоящим Порядком, то есть удостоверение российского образца. Однако такое удостоверение Х. не выдавалось. Действительно, приведенный пункт 5 Приказа МЧС России №727, Минздравсоцразвития России №831, Минфина России №165н от 08 декабря 2006 года допускает возможность предоставления документов умершего гражданина, подтверждающих выполнение работ в зоне отчуждения, в случае отсутствия соответствующего удостоверения. Однако данная правовая норма направлена на защиту прав членов семьи и вдов умершего участника ликвидации последствий аварии на ЧАЭС в тех случаях, когда, в частности, умершим данное удостоверение было утеряно, получить его вновь не представляется возможным по причине смерти лица, однако при жизни он такое удостоверение получал и пользовался льготами и компенсациями, предоставленными Законом РФ от 15 мая 1991 года №1244-1 «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС». Вместе с тем, эта правовая норма, вопреки доводам апелляционной жалобы, не поменяет под собой положения основного Закона РФ от 15 мая 1991 года №1244-1 и сама по себе не допускает возможности выдачи соответствующего удостоверения вдове умершего лица, который сам не получал удостоверения российского образца и не пользовался социальными гарантиями, предоставленными данным Законом РФ. Представленные же истцом документы умершего супруга, подтверждающие его участие в работах по ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС в 1987-1988 годах, выданные в Республике Узбекистан, заменить российское удостоверение не могут, ввиду того, что Межправительственное соглашение государств — участников СНГ от 09 сентября 1994 года о социальной защите и охране здоровья граждан, подвергшихся воздействию радиации в результате Чернобыльской и других радиационных катастроф и аварий, а также ядерных испытаний не содержит положений о безусловном принятии документов, исходящих от государств — участников указанного Соглашения, подтверждающих статус ликвидаторов-чернобыльцев, и согласно Постановлению Правительства Российской Федерации от 24 июня 2003 года №364 «О намерении Российской Федерации не стать участником некоторых международных договоров, подписанных в рамках Содружества Независимых Государств» Россия вышла из этого соглашения. В этой связи судебная коллегия не может и согласиться с доводами жалобы, что истец как вдова умершего ликвидатора, имеющая удостоверение «союзного» образца», для оформления и получения удостоверения на свое имя не обязана вновь подтверждать свой правовой статус. Более того, в судебном заседании Яковлева Н.Л. пояснила, что в Республике Узбекистан она никакими льготами и компенсациями как вдова участника ликвидации последствий аварии на ЧАЭС не пользовалась. Льготы для такой категории как она там не предусмотрены. Действительно, в статье 49 Закона РФ от 15 мая 1991 года №1244-1 «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС» указано, что гражданам, пострадавшим от катастрофы на Чернобыльской АЭС, и участникам ликвидации ее последствий, переселившимся с территорий Украины, Республики Беларусь и других государств на территорию Российской Федерации для постоянного проживания, гарантируются меры социальной поддержки, предусмотренные настоящим Законом. Вместе с тем, приведенная правовая норма хотя и направлена на обеспечение возмещения вреда, причиненного радиационным воздействием, указанной категории граждан, однако сама по себе непосредственно не устанавливает ни условия предоставления таким категориям лиц тех или иных мер социальной поддержки, ни порядок определения размеров соответствующих денежных выплат. Таким образом, законодательство Российской Федерации предусматривает предоставление мер социальной поддержки участникам ликвидации последствий ЧАЭС (в том числе и вдовам) в едином порядке как для граждан, постоянно проживающих в Российской Федерации, так и для переселившихся из других республик бывшего СССР, то есть только при условии предъявления соответствующего удостоверения, выдача которого осуществляется по нормам российского законодательства для всех без исключения граждан. Однако, как выше уже указывалось, в рассматриваемом случае отсутствуют правовые основания для выдачи Яковлевой Н.Л. соответствующего удостоверения. Изложенное свидетельствует о том, что при рассмотрении дела судом не допущено нарушения или неправильного применения норм материального или процессуального права, повлекших вынесение незаконного решения, а поэтому оснований к отмене или изменению решения суда не имеется. Руководствуясь пунктом 1 статьи 328 ГПК РФ, судебная коллегия ОПРЕДЕЛИЛА: Решение Ленинградского районного суда г. Калининграда от 05 марта 2018 года оставить без изменения, апелляционную жалобу – без удовлетворения. Председательствующий: Судьи:

Вас может заинтересовать ::  Льготы и пособия для многодетных в 2021 в ханты мансийске

Следует признать, что порядок пересмотра вступивших в законную силу судебных решений по вновь открывшимся обстоятельствам в данной ситуации невозможен, поскольку Постановление Пленума ВС РФ от 20.12.05 № 26 предусматривает такую возможность только в целях пересмотра тех решений, которыми нарушены права граждан, и расширительному толкованию не подлежит. Исходя из принципов правовой определенности положения гражданина, стабильности судебного решения и недопустимости ухудшения правового положения гражданина при пересмотре судебного решения, такие решения пересмотрены быть не могут.

Назначение пенсий и льгот

Ответ на этот вопрос опубликован в Обзоре законодательства и судебной практики Верховного Суда РФ за III квартал 2006 г. Как указал Верховный Суд РФ, «Удостоверение инвалида о праве на льготы» установлено Положением о льготах для инвалидов Великой Отечественной войны и семей погибших военнослужащих, утв. постановлением Совета Министров СССР от 23.02.81 № 209.

О доказывании факта участия в работах

В связи с тем, что нормы Закона от 15.05.91 № 1244–1 на эти категории граждан были распространены постановлением Верховного Совета РФ от 27.12.91 № 2123–1 в определенном объеме, а впоследствии в сам Закон от 15.05.91 № 1244–1 были внесены изменения, существенно расширившие круг предоставляемых чернобыльцам льгот и компенсаций, в практике судов возник следующий вопрос.

1.2. Таким образом, предметом рассмотрения Конституционного Суда Российской Федерации по настоящему делу являются нормы о возмещении вреда, причиненного здоровью граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС, в связи с переходом на новое правовое регулирование, предполагающее в качестве основного критерия определения размера возмещения вреда степень утраты здоровья (инвалидность), а не утраченный заработок, и, соответственно, установление твердых денежных сумм, а также их индексацию без применения минимального размера оплаты труда.

Федеральным законом от 12 февраля 2001 г. N 5-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Закон РФ «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС», введенным в действие с 15 февраля 2001 г., в базовый закон были внесены изменения и дополнения.

Вас может заинтересовать ::  Поправки К Ст 159 Ук Рф 2021

«2.1. Предоставление, во внеочередном и первоочередном порядке без проведения торгов, при наличии свободных земель соответствующего целевого назначения и разрешенного использования для индивидуального жилищного строительства осуществляется администрацией муниципального образования город Новороссийск из числа сформированных, дважды выставленных и не реализованных на торгах (конкурсах и аукционах) земельных участков, в соответствии со списками граждан, имеющих льготы на предоставление во внеочередном и первоочередном порядке, с возмещением затрат на формирование всего пакета документов, необходимого для предоставления земельного участка, согласно пунктам 3.4, 3.5 настоящего Положения.

В письменных доводах дан подробный правовой анализ регулирования спорных правоотношений. Кроме того, суды применили нормы Европейской конвенции, используя позиции Верховного Суда РФ по аналогичному спору.

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Суть дела:

Члены семьи умерших инвалидов-чернобыльцев приравнены в пенсионном статусе с получателем пенсии вследствие военной травмы. Между тем, данное положение «чернобыльского» законодательства пенсионные органы никак не могут принять и понять.

4.1. Уважаемая Валентина! Земельный налог согласно Налоговому кодексу относится к местным налогам. Поэтому льготы по земельному налогу устанавливают представительные органы муниципального образования. В этой связи рекомендую Вам обратиться к нормативному правовому акту г.Нововоронежа Об установлении земельного налога. В нем должны быть перечислены льготные категории налогоплательщиков.

  • Какую пенсию должны получать вдовы чернобыльцев?
  • Платят ли налог от сдачи жилья в наем вдовы Чернобыля.
  • Платят ли налог земельный неработающие пенсионеры и вдовы чернобыльцев.
  • Положен ли вдове чернобыльца льготный проезд? И если возможно № закона.
  • Вдовы чернобыльцев получают две пенсии
Вас может заинтересовать ::  Как заполнить форму 3 ндфл 2021 при продаже автомобиля

3.1. Здравствуйте, Валентина Алексеевна! Закон РФ от 15.05.1991 N 1244-1, последний раз измененный законодателем в декабре 2015 года, является основным нормативным актом, регулирующим статус чернобыльца. Он устанавливает социальные гарантии и льготы чернобыльцам. Вдовы чернобыльцев и иные родственники, проживающие с ними, имеют право на оплату половины площади в государственных домах и в приватизированных квартирах. Одновременно с этим им полагается 50% оплаты коммунальных услуг или цены на топливо. Нетрудоспособные вдовы и иные родственники умерших чернобыльцев-инвалидов, которые находились у них на иждивении, могут получать ежемесячную компенсацию. Такие перечисления осуществляются в целях возмещения вреда здоровью. Сумма компенсационных выплат зависит от числа нетрудоспособных членов семьи и группы инвалидности умершего. Кроме этого члены семей чернобыльцев могут рассчитывать на улучшение жилищного положения, преимущественное право оставаться на работе при проведении сокращения, внеочередное обеспечение детей местами в образовательных учреждениях. Вдовы и иные члены семьи чернобыльцев могут получить внеочередное место в доме-интернате для престарелых. [b]Налоговых льгот для вдов Чернобыльцев — нет.[/b]

Таким образом, оспариваемая норма основана на приведенных законоположениях Жилищного кодекса Российской Федерации и направлена на предотвращение необоснованного сверхнормативного предоставления государственного и муниципального жилья.

Закон Российской Федерации «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС» к мерам социальной поддержки участников ликвидации последствий чернобыльской катастрофы, указанных в пункте 3 части первой статьи 13 этого Закона, относит обеспечение нуждающихся в улучшении жилищных условий жилой площадью в размерах и в порядке, установленных Правительством Российской Федерации, один раз.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Обсудив доводы заявителя Рыбакова М.В. и его представителя -адвоката Сабуровой М.Б., представителя Минрегиона России Султановой A.B., исследовав представленные доказательства, оценив оспариваемый в части нормативный правовой акт на соответствие федеральному закону и иным нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу, заслушав заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Масаловой Л.Ф., полагавшей, что заявление не подлежит удовлетворению, Верховный Суд Российской Федерации считает, что требования заявителя не подлежат удовлетворению.

Меры социальной поддержки, предусмотренные пунктами 3 и 14 части 1 статьи 14 настоящего Закона и пунктом 1 части 1 настоящей статьи, распространяются на семьи, в том числе на вдов (вдовцов) умерших участников ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС (часть 2 данной статьи).

Так как обеспечение государственными жилищными сертификатами определенных категорий граждан производится исключительно в случае нуждаемости их в жилом помещении, и истец в установленном законом порядке поставлена на учет нуждающихся в жилом помещении, то, исходя из правил части 1 статьи 51, пунктов 2, 3 части 1 статьи 54 ЖК Российской Федерации, статьи 12 Гражданского кодекса Российской Федерации, имеется вся совокупность оснований для признания за истцом права на участие в подпрограмме «Выполнение государственных обязательств по обеспечению жильем категорий граждан, установленных федеральным законодательством» федеральной целевой программы «Жилище» на 2015-2020 годы и на получение сертификата.

Также согласно Списка Якшур-Бодьинского РВК участников ликвидации последствии на Чернобыльской АЭС, имеющих удостоверения (копия списка направлена в адрес Главы муниципального образования «Якшур-Бодьинский район Военным комиссариатом (Игринского и Якшур-Бодьинского районов Удмуртской Республики) от 25 января 2017 года № 175), Репин А.С. числится под номером 13, период нахождения на зоне, номер войсковой части, кем был направлен соответственно: 21 июня 1987 года — 18 сентября 1987 года, в/ч 22317, Якшур-Бодьинский РВК: серия и № удостоверения .

Между тем, предшествовать включению в данную программу, должен этап признания «чернобыльца» нуждающимся в улучшении жилищных условий путем его обращения в местную муниципальную администрацию по месту жительства.

Я являюсь ликвидатором аварии на ЧАЭС, инвалид второй группы в связи с ликвидацией последствий аварии на ЧАЭС, проживаю вЗАТО на территории района крайнего севера в служебной 2х комнатной квартире с дочерью. Хочу получить ГЖС для чернобыльцев на приобретения жилья в г.Москве. Имею ли я на это право. Если да то согласно каких законов РФ.

Соответственно после признания его и его членов семьи нуждающимися в улучшении жилищных условий, они вправе обратиться по вопросу включения их в качестве участников федеральной программы и получение ГЖС.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector